Может ли Лукашенко отдать власть в 75 лет? 

0

Свое мнение по поводу того, возможен ли при Лукашенко переход власти к другому человеку и когда наступит конец диктатуры, высказал политолог Валерий Карбалевич.

Александр Лукашенко с сыном Николаем на Дне Победы в Москве в 2020 году. Фото: Sergey Guneev-Host Photo Agency via Getty Images

В 2010-м году вышла книга Валерия Карбалевича «Александр Лукашенко. Политический портрет». В разговоре Карбалевич вспоминает, что сразу после выборов Лукашенко в Минске существовал популярный анекдот, который злые языки выдавали за чистую правду: «Односельчане спросили у его жены, Галины Лукашенко, почему она не едет к мужу в Минск. Она якобы им ответила: «Мой Сашка нигде более двух лет не задерживается». Но Лукашенко застрял у власти.

«Человек наконец нашел свое место, которое он долго искал. Совпадение человека, совпадение времени, совпадение истории. Скоро будет 30 лет, как он у власти. И неизвестно, сколько еще он там пробудет».

Карбалевич считает, что о власти Лукашенко начал мечтать во время горбачевской перестройки, когда «появился реальный шанс каких-то новых социальных лифтов. Когда человек ниоткуда, с низов мог внезапно попасть на верхушку, пропуская целый ряд ступеней, которые необходимо было пройти, чтобы сделать карьеру в советские времена».

Поэтому, по мнению политолога, не случайно, что Лукашенко в первые же относительно свободные выборы 1989 года начал баллотироваться в народные депутаты СССР. И почти что их выиграл. В одном округе с ним шел тогдашний руководитель Госплана БССР Вячеслав Кебич..

«Потом он быстро понял, как проводится политическая кампания, почувствовал себя публичным политиком, что для времен горбачевской перестройки было вновинку, так как до этого публичных политиков не было как в СССР, так и в Беларуси. А когда он стал депутатом Верховного Совета БССР, когда его стали показывать по телевидению (а заседания транслировались), когда у него появились сторонники, то он начал мечтать о более высоком посту», — говорит Валерий Карбалевич.

Политолог вспоминает, что во время обсуждения новой Конституции люди, которые были рядом с Лукашенко в парламенте, обратили внимание, что он во время дискуссии о полномочиях президента говорил о том, что нужно сделать президента сильным.

«Он уже тогда примерял на себя эту должность. Ну, а когда он уже взял власть, когда почувствовал ее вкус, то очень скоро у него появились амбиции, которые превышали амбиции президента Беларуси. Примерно в 95-м году у него появилась бешеная идея стать главой белорусско-российского государства», — считает политолог.

На взгляд Валерия Карбалевича, за все годы своего правления наиболее слабым Лукашенко был в первые два года. В то время реально действовали институты разделения власти. Среди них — парламент, пытавшийся ему вынести импичмент, Конституционный суд, который давал заключения о неконституционности указов президента. 

«Эти два года были для него достаточно напряженными. И не случайно, что он разогнал все эти институты», — говорит он.

Периодом слабости Лукашенко был и 2020 год, когда «все шаталось. Когда была реальная возможность отстранить Лукашенко от власти».

Политолог отмечает, что за последние 13 лет, после выхода книги, написанной Карбалевичем, Лукашенко не изменился.

«Это все тот же Лукашенко 2010 года, только переживший психологическую травму 2020-го. Если бы в 2010 году народный протест был таким же, как в 2020-м, то сегодняшний уровень террора был бы уже тогда.

В принципе, больших изменений в стиле, в природе режима, в характере Лукашенко я не вижу», — говорит Карбалевич.

Может ли Александр Лукашенко уйти в отставку и отдать власть в 70 или 75 лет? 70 ему исполнится, напомним, в 2024-м, а 75 — в 2029-м.

«Для Лукашенко власть и жизнь вещи сравнимые, — считает биограф Александра Лукашенко. — Поэтому потеря власти — это потеря жизни», — отмечает Карбалевич и этим объясняет то, что он не видит возможности, чтобы Лукашенко отошел от власти или передал ее кому-то. Особенно если учитывать то, что он натворил за последние три года.

Может ли Лукашенко измениться

По мнению политолога, Лукашенко не может поменяться, и репрессии не прекратятся, а только расширятся.

«Я здесь не вижу никакого дна. Ситуация создания «железного занавеса» между Беларусью и Западом, с одной стороны, неприятна в смысле международной изоляции, санкций, исключения из различных международных организаций, особенно спортивных, что особенно больно для Лукашенко.

Но в чем-то она [для Лукашенко] хороша, потому что не надо прятаться, играть чужую роль. Он сейчас выступает в своем естественном виде, сбросил маски. И в этом смысле ситуация, которая существует, для него в некотором смысле комфортная», — делится своими мыслями Карбалевич и отмечает, что он не думает, что Лукашенко начнет «играть в демократию». Ведь события 2020-го года оказали на него огромное влияние.

«Вся эта игра в демократию, существование структур гражданского общества, оппозиционных партий. Он уверен, что именно это привело к взрыву 20-го года.

У него очень сильный «синдром Горбачева» — дать какую-то свободу, приоткрыть окно или форточку, и потом ее уже не закрыть. События до 20-го года, когда он играл в воображаемую либерализацию, или в условную белорусизацию, или размораживание отношений с Западом, показало [ему], что вот эта линия ведет к протестному взрыву», — объясняет политолог.

Каким может быть конец диктатуры

Карбалевич отмечает, что никаких перемен в Беларуси не может произойти, пока Лукашенко находится у власти:

«Я не думаю, что при жизни Лукашенко в Беларуси возможны какие-то серьезные перемены. Косметические — возможно. Серьезные — нет. Транзит власти может произойти, если политический лидер, диктатор, собирается при своей жизни уйти. Если Лукашенко никуда уходить не собирается, то все разговоры о транзите, о преемнике не имеют никакого смысла».

Окружение Лукашенко

Как и в любой политической системе, в системе, которую создал Лукашенко, есть кланы и группы со своими интересами. Есть бизнесмены, которые пытаются иметь «крышу» в государственных структурах, среди чиновников. При такой системе существуют коррупционные группы. Но это, на взгляд политолога, не трансформируется в какую-то политическую борьбу. Есть и «подковерная» борьба, но она практически не выходит на поверхность.

Если говорить о лицах, вокруг которых формируются какие-то группы влияния, то надо отметить, что в Беларуси в первую очередь влияние оказывает не человек, а должность, которую он занимает: «Если чиновник растет, то вокруг него формируются какие-то группы влияния. Но как только он теряет должность, то эти группы влияния распадаются».

Признаками влияния Карбалевич называет то, что эти люди чаще появляются на каких-то совещаниях у Лукашенко. Среди таких людей — Глава Администрации Президента Игорь Сергиенко, премьер-министр  Роман Головченко, руководители силовых структур — Александр Вольфович (председатель Совета безопасности), председатель КГБ Иван Тертель, министр внутренних дел Иван Кубраков. Увеличился политический вес генерального прокурора Андрея Шведа.

А вокруг Виктора и Дмитрия Лукашенко, по мнению Карбалевича, формируются некие коммерческие структуры, которые с их помощью получают коммерческие льготы, и не более того.

«Дмитрий Лукашенко никогда не претендовал на какую-то политическую роль. А что касается Виктора, то после 2020 года он потерял тот политический вес, который имел, вместе с должностью помощника президента по национальной безопасности. Сейчас он не имеет никаких политических должностей. Президент Национального олимпийского комитета — это не государственная должность. Формально Олимпийский комитет — общественная организация. Он выполняет какие-то деликатные, специфические задания отца».

Премьер-министр Роман Головченко, в оценке Карбалевича — лицо, не претендующее ни на выработку, ни на проведение самостоятельной экономической политики.

«Его предшественники пытались проводить более самостоятельную политику. И Лукашенко даже с ними спорил, критиковал. Поэтому эта фигура менее весомая в должности, чем предшественники».

Присутствие в окружении Лукашенко Натальи Кочановой политолог объясняет ее преданностью. «Для нее Лукашенко является политическим кумиром. Она хороший исполнитель. Ей можно давать ответственные поручения и она их выполняет. При этом она не претендует на какую-то самостоятельную роль или линию. И Лукашенко это нравится».

Как пройдут выборы 2025 года

Карбалевич уверен, что Лукашенко пойдет на следующие президентские выборы. Одновременно его изберут и председателем Всебелорусского народного собрания. При этом выборы пройдут без реальных оппонентов, а будут «совсем анекдотичные фигуры». Политолог считает, что на выборах не будет реальных наблюдателей, например, от ОБСЕ. Не будут созданы участки для голосования за рубежом. Сами кабинки для голосования оставят открытыми.

«Элемент возвращения к советским выборам будет намного большим, чем это было до сих пор», — говорит политолог.

Если же говорить об имидже Лукашенко перед предстоящими выборами, то Карбалевич обращает внимание, что сейчас во время интервью иностранным журналистам Лукашенко подчеркивает, что он давно уже в политике: «Образ мудрого политика, политического патриарха, который многое знает, много у власти. Второе, это попытка сказать, что именно на нем держится стабильность, власть, порядок, безопасность и мир в Беларуси».
/Наша Ніва/

About Author

Sharing is caring!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *