Что происходит с белорусской промышленностью

0

Уже шесть месяцев подряд промышленность показывает устойчивый рост. Если год начался с падения промпроизводства на 4,4%, то уже по итогам января – августа появился рост на 7,9%, до 119,4 млрд рублей. Горнодобывающая промышленность за 8 месяцев выросла на 4,6%, обрабатывающая – на 9,4%.

О ситуации в промышленности, зарплатах и перспективах специально для Myfin.by рассказал кандидат экономических наук Вячеслав Ярошевич.

Что еще показала статистика

Сокращаются и запасы готовой продукции. За июль они уменьшились на 237 млн рублей и на 1 августа составили 8 млрд 477,6 млн рублей. Соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства в январе – июле 2023 года составило 70,9%.

Выросли и финансовые показатели по итогам первого полугодия. Так, выручка выросла на 9,8%, до 91 млрд рублей, прибыль от реализации – на 6%, до 9,1 млрд, прибыль до налогообложения и чистая прибыль – на 1,1%, до 5,9 и 4,8 млрд соответственно. Рентабельность реализованной продукции составила 12,6%, продаж – 10%. Удельный вес убыточных предприятий составил 15,5%, сумма чистого убытка снизилась на 10,2%, до 1 млрд рублей, сумма убытка на одну убыточную организацию снизилась на 19,4%, до 4,4 млн рублей.

На 1 июля 2023 г. просроченную кредиторскую задолженность имели 1096 организаций промышленности, или 72,1% (на 1 июля 2022 г. – 70,4%), просроченную дебиторскую задолженность – 1361 организация промышленности, или 89,5% (на 1 июля 2022 г. – 88,1%).

Растут и зарплаты. Так, реальная зарплата за 7 месяцев выросла на 25%, номинальная составила 2 067,7 рубля.

Рост – не заслуга?

Вячеслав обратил внимание, что падение в начале года было связано с высокой базой предыдущего периода, до начала СВО в Украине. Март 2022 года стал переломным моментом в геополитике, что отразилось и на макроэкономике. Весь прошлый год и год нынешний шла адаптация, переориентация производств и торговых потоков. Рост почти на 8% по итогам января – августа, в свою очередь, во многом обусловлен низкой прошлогодней базой.

– Надо учитывать базы сравнения. Да, мы активно ищем новые рынки сбыта для белорусской продукции. Идет интенсификация по всем регионам России. Стоит учитывать, что в структуре промышленности – большая доля нефтехимии, калийной отрасли, данных по которым в свободном доступе больше нет. Как следствие, ситуация в промышленности не настолько однозначно позитивна, как это может показаться на первый взгляд, проблем хватает.

Рост чистой прибыли на 1,1% – довольно низкий показатель, считает эксперт.

– В нынешней ситуации он явно недостаточен. Могло быть гораздо больше, но здесь, скорее всего, также сказывается эффект переориентации на региональные рынки России. Поиск новых партнеров там занимает время и стоит недешево, да и сами эти рынки назвать высокомаржинальными сложно. Несомненно, нашим промышленникам хотелось бы зарабатывать больше, но в нынешней ситуации это крайне сложно.

Надо ли меня структуру промышленности и продавать убыточные предприятия?

Менять структуру нужно, но здесь ведущая роль за государством, так как основной костяк нашей промышленности – это наследие советской эпохи.

– Что касается настоящего частного сектора, т.е. созданного с нуля, без госкапитала, то в промышленности он особой роли не играет. Основной объем валового промышленного производства по-прежнему остается за нашими гигантами и теми, кто на них работает по кооперационным связям. Новые предприятия, малый и средний бизнес промышленного характера в нашей стране развиты еще достаточно слабо. Хотя примеров производства высокотехнологичной продукции мирового уровня хватает, но в вале они не заметны.

Вячеслав Ярошевич убежден, что менять структуру промышленности важно, но для этого нужны десятки, если не сотни, миллиардов долларов инвестиций. И драйверами здесь должны быть прежде всего сами промышленники, а не государство. Но пока у нас преобладает известный принцип о том, что инициатива наказуема.

– Еще менее благоприятной представляется ситуация с финансовыми возможностями для промышленных инвестиций, иначе бы наши гиганты давно провели глубокую модернизацию своих мощностей и выпускали бы действительно инновационную продукцию, востребованную на глобальном рынке, а не только внутри страны или в России. Проблема инновационности нашей промышленности довольно серьезная – доля продукции, инновационной на мировом, а не только внутреннем рынке, в последние годы снижается и на сегодняшний день составляет менее одного процента. Прежде всего это является следствием низких затрат как самих предприятий, так и государства на научные исследования и опытно-конструкторские работы – в Беларуси они в разы ниже, чем в западных странах – членах ОЭСР.

Доля убыточных предприятий в 15% – это не катастрофа.

– Были времена и хуже. Если бы у нас была неолиберальная модель экономики, как в России, эти предприятия были бы либо банкротами, либо приватизированы. Но у нас социальная модель, в которой главное – люди. Поэтому с убыточными предприятиями ничего не происходит до тех пор, пока на их месте не появляется реальная альтернатива с точки зрения занятости их персонала. В основном ведь речь идет о производствах в регионах, часто градообразующих. С точки зрения рыночной теории, быстрого решения их судьбы ожидать не стоит, хотя поддерживать их вечно государство тоже не в состоянии. Для стабильного наполнения бюджета ему гораздо важнее благополучие наших флагманов.

Зарплаты в промышленности

Рост зарплат идет большими темпами, отмечает эксперт.

– Даже номинальная зарплата в промышленности сейчас выше, чем в среднем по стране. Но это ниже, чем в Минске, и многим она кажется недостаточной, особенно в сравнении со сферой ИКТ или банковских услуг. Но если сравнивать с началом 2020-х годов, рост существенный. Все зависит от конкретного предприятия, что и как оно производит, какая производительность труда, политика руководства. Если предприятие успешное, то там и с зарплатой все в порядке, и в отдел кадров очередь. Если же предприятие живет мерками ушедшей эпохи, выпускает устаревшую продукцию, то и зарплаты там соответственные.

Какой прогноз?

Экономист вместе с тем довольно оптимистично смотрит на будущее белорусской промышленности.

– В среднесрочной перспективе ее развитие будет довольно успешным, что обусловлено новой экономической реальностью в России. До февраля 2022 наша промышленность медленно, но верно шла на дно, ее потихоньку душил импорт. В прошлом же году ситуация кардинально поменялась и у белорусской промышленности появился второй шанс, в том числе и на российском рынке. Россияне ведь даже не пытались сохранить советское наследие, а десятилетиями продавали свое сырье на Запад, где и покупали почти всю промышленную номенклатуру. Сейчас же они нуждаются в нашей промышленности, чтобы восполнить пробелы в импорте и запустить масштабные импортозамещающие производства. Если в Союзном государстве раньше было больше слов, чем дел, то сейчас оно наполняется конкретными проектами. Но самоуспокаиваться белорусам не стоит – необходимость реальных инноваций и постоянной модернизации никто не отменял, учитывая практически бесконечный промышленный потенциал Поднебесной и всего азиатского региона. Как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь.

/Белорусы и рынок/

About Author

Sharing is caring!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *